еТанго: Шаг за шагом. Глава 2.  Мы все учились понемногу…

Москва. Старая гвардия на милонге
Москва. Старая гвардия на милонге

2.6 Об обучении, обучателях и культурном аспекте (15.01.2013)

Одна из любимых тем старой гвардии — поворчать про наглую молодежь, об этих ужасных, недоученных выскочках, что яростно надругиваются над священным духом аргентинского танго. Но я уже где–то читал о подобном, то ли у Лермонтова, то ли у Тургенева... Да и вообще, есть ли хоть одна классическая литературная школа, где бы многожды конфликт поколений не был разобран под всеми возможными ракурсами? Правда, а что толку? Кто эту литературу вообще читает? Ведь посчитали же в IBM пионеров PC наглой, ничего не понимающей молодежью. Потом уже, PC–гуру наглецом и пустым выскочкой считали Гейтса, который сам такими считал адептов зарождающегося интернета. 

 

Узнаваемая картина, да? Но вот несколько с другого ракурса хочется взглянуть на "конфликт поколений". Да и не вижу я столь любимых селебрити и бесконечно обсуждаемых в интернете коллизий типа: старые–новые педагоги, переизбыток танго–школ, войны милонг или там “неправильные” методики преподавания. Нет, все это, в той или иной степени, есть, но то же — нормальная часть жизни. Мир он вообще не совершенен, И вот что мешает сделать такую офигенскую милонгу, что пойти к "конкурентам" и мысли не возникнет? Не получается? Кто–то делает лучше? Ну так мож не публичные порки "молодежи" устраивать, а в зеркало посмотреть?

 

Но вернемся к культурному аспекту танго, собственно о котором и хотелось написать. Вот если все такие, блин, культурные, то почему происходящее в школах больше напоминают занятия по рукопашному бою или фитнесу. Где там культура? Да и как культура может развиваться в коммерческом формате? Точнее, ну не может она в таком формате развиваться. За последние полвека эту тему исследовали–переисследовали. Слово “счастье” не складывается из букв ж–о–п–а. Хотя...

 

 

 

Для иллюстрации, ситуация из личного опыта присутствия на уроке, в наверно, одной из сильнейших московских школ. Мне говорят:

 

“– Сделай так!

– Зачем?

– Потому что!

– ????

– Потому что женщина этого хочет...”

 

Когда женщина “хочет” — это серьезный аргумент, но я же нудный, я же опросил любимых партнерш на предмет “хочтят” ли они так. “Зачем?”,  —  дружно спросили удивленные партнерши. А что будет потом? Да–да, на милонгах ученики сделают как “надо”, точнее как они это поймут, бо контекст–то заменяет авторитетное “потому что!”. Да и говорит не абы кто, типа меня... И в остатке? Новый повод попинать молодежь? 

 

И тем не менее, при всем “богатстве” выбора, я все равно рекомендую вышеупомянутую школу одной из первых. Такое вот своеобразное разнообразие. Но вернемся от частного к общему: если танго — культурное явление, то как любое культурное явление, оно просто обязано быть противоречивым, неполным, разнообразным и меняющимся. И тогда возникает вопрос: “А что такое преподавание подобного в стиле “повторяй за мной”? Культура разве не передается от поколения к поколению через быт и воспитание, постоянно меняясь и адаптируясь к реальности, при этом сохраняя ответы на основополагающие “зачем”? Что, на мой взгляд, только и есть смысл изучать, блюсти и стараться передать. Их, ну и опыт, как пример ошибок трудных успешной реализации ответов на “зачем”. А дальше: добро пожаловать во взрослую жизнь и самостоятельные поиски ответов.

 

И это же не специфика танго, это системный процесс. Подобное происходит с любой культурой. Вот взять метаморфозы русской культуры после октябрьской революции: старая культура “ушла” и родилась — “новая”. Затем война выбила носителей “новой”, и на ее пепелище проросла “новейшая”, потом пришло дженерейшн пи, джи, некст. Но за всей этой чередой метаморфоз, дореволюционная культура локально продолжала сохраняться: и в иммиграции, и в семьях, и в традициях (научных, военных, инженерных). Правда с каждым поколением, все больше и больше сужалось число носителей и окончательная смерть “дореволюционной” культуры уж близко (если не ужо). Ведь культуру определяют массы ее носителей, а когда последние окукливаются в себе, то не происходит передачи, а значит новое поколение вынуждено искать собственные базовые “зачем”, а затем и отвечать на оные, причем как уж получится, в меру, как говорится, наличествующих сил и способностей. И рождается культура–штрих. “Старая” же культура самостоятельно умирает вместе с последними ее носителями. Подобное, кстати, произошло в Аргентине с танго в 60-70-х. 

 

То же самое, в миниатюре, происходит и у нас. Идут нормальные процессы развития, меняются “поколения”, и чем клеймить, да осуждать, как было бы здорово, кабы ноющие, что “не с кем танцевать”, что — “то не то, да се не это”, вместо этого занялись окультуриванием сначала себя, а потом и окружающих. И это вовсе не отрицает зарабатываемая денег, не отменяет технику и традиции. Просто важны акценты. Ведь когда сцена — это кафедра, то получается МХАТ и система Станиславского, а когда она средство извлечения денег, то реалити–шоу “Дом–2”. Культура не может быть профессиональной, она, по природе своей, народна. И ей не учат, в ней воспитывают.

 

Москва. Фестиваль Ночи милонгеро (2016)
Москва. Фестиваль Ночи милонгеро (2016)