Зачем нужно танго

Шел с открытого урока домой. После такого всегда много впечатлений, мыслей и воспоминаний. Например о том, как попал в танго, и что бы с тобой было если бы вот так же в первый раз не пришел?

До танго я не любил выходные и вечера. Это было время, которое надо было как-то потратить, если не сказать “убить”, но как? Кино, игры, рестораны, какие-то случайные компании, пустые книги и путешествия, которые были совсем не путешествиями, а попытками убежать от этих самых выходных и вечеров. Поначалу, пока были хоть какие-то идеалы и мечты, можно было работать по 12-16 часов без выходных. И так было легче, пустые вечера случались не часто, ну и в чем-то были даже желанными. Но со временем приходил опыт, понимание действительности, а иллюзии и здоровье наоборот — уходили. Работать нон–стоп уже не было ни сил, ни мотивации. К том у же, понимая, чем фактически ты занимаешь, и на чем зиждется твой “успех”, хотелось «купить» себе индульгенцию, причем фактически в духе Раскольникова: “Вот эту старушку пришью, деньги возьму, а из них — помогу обделенным. Обязательно. Может быть.”.


Так и началось волонтерство, детские дома, поломанные судьбы. Но с каждым разом индульгенции хватало все на меньшее время. К тому же, ты то видел, как, например, “буйных” детей сдают в больницу, как под это списывают гос.средства и как все довольны, когда из сорванца через пару недель “лечения” получался спокойный “овощ”. И что если даже спасешь конкретно этого ребенка, то система и не заметит “потери бойца”, бо у нее сотни и тысячи таких “буйных” никому не нужных, а еще — бюджеты, интересы, возможности. А главное, люди, которые это делают, тоже по-своему просто жертвуют «старушкой», чтоб получить финансирование, и чтобы было чем кормить остальных детей. Ну и в принципе, ты понимал, что китайский «плюшевый мишка» - плохая замена любви и хотя бы надежде на нормальную жизнь. А этого ты дать не мог. И что оставалось?


Оставалось одиночество. Одиночество даже когда ты не один. Одиночество не от того, что ты один, но от того, что ты не умеешь быть не один. Что ты сам, как детдомовский ребенок не умеешь ни любить, ни строить отношения, ни доверять. Доверие вообще в современном мире - проблема, но после 90-х у нас это стало как-то особенно сложно. Человек человеку волк! И когда ты видишь, как тебя “сливает” приятель, которого знаешь много лет, то для тебя это, по большому счету, нормально, хотя и неприятно. Ты скорее бы удивился, если бы это было не так. И не потому, что кто-то плохой, а потому, что так “надо”, что это “бизнес”, что у него свои не отменяемые обязательства, а у тебя свои. Ты можешь уйти, он — нет, ничего личного. И ты продолжишь ему улыбаться, и даже знать, что случись чего, он поможет, но в определенных обстоятельствах тебе надо выбираться самому. Конечно было и другое, но даже там были скорее «понятия», чем отношения.

Впрочем тебе, выросшему в 90-е, это все казалось нормальным. Ты и не такое видел. Поколение духлес, и пришедшие за ним, а что из человеческого в нас осталось? Вот в принципе? Нет, внешне — почти как люди. А внутри? Часто там такое, что лучше и не заглядывать. Но это отдельная тема.


Впервые по-настоящему что-то изменить у меня получилось на танго. Именно на танго я научился, хотя в моем случае наверно все же — вспомнил, как доверять и доверяться другому. Как прислушиваться к рядом стоящему человеку, пытаясь его понять. Да что там, и собственное тело я хоть как-то узнал на танго. Оказывается оно - мое и я им могу управлять. И оно может быть разным, оно может быть музыкальным, с его помощью можно что-то объяснить или же наоборот - понять. Или музыка? Возможность со–творить ее с великими композиторами. И понимаешь зачем Фролову так важно было завершить мозаики в осажденном городе.


И что бы я делал без танго? Да, возможно и оно — одна из форм “escape of reality”. Но это не просто бесконечное “убегание”, это — побег в другую реальность, в реальность которая есть. И эта реальность настоящая, в ней можно отдохнуть, набраться сил, восстановить человеческое и потом вернуться в мир, что бы что-то делать, например пытаться его поменять. Ну или просто жить чуть более по–человечески...

И вот новые люди и ты, вроде как их проводник в “другой” мир. Но они же тебе не верят, они просто пришли на танго. Ну там роза в зубах, танец страсти, а встают первый раз в пару и что-то начинает меняться. И понимаешь, что это не «плюшевый мишка», а шанс. Шанс вернуться к себе, в человеческое, хотя бы не надолго. И его даешь им ты. Ну или пытаешься дать.


Вот как-то так идешь и думаешь, зная что в это самое время где-то в Москве “танго люди” собрались и танцуют, материализуя собой другую реальность. И что кто-то из них думает как сделать красивее и лучше это “другой” мир, кто-то пытается другого научить доверять и доверяться, а кто-то открывается и хоть на время танды снимает часть “защит”.

Москва. Милонга Мала Хунта. Вальсы в два ночи

И когда я слушаю Пуглиезе, мне кажется, что и он думал о чем-то подобном когда сочинял и играл. Думал о том, как человеку вернуться в человеческое и насколько это не просто, но нужно:

 Murat and Michelle improvised O. Pugliese's Emancipation during the 4D Tango Festival in Eindhoven, Holland.


Как-то так

Оставить комментарий

Комментарии: 0